Новая методика в лечении аутоимунных заболеваний от российских ученых

Михаил Миндлин: «Наш рынок по-прежнему интересен»

Photo

Общая экономическая ситуация в стране, не вызывающая оптимистических настроений, безусловно, влияет и на положение дел в сфере недвижимости. Однако бизнес – это такая область, где менее всего приемлемы рефлексии. Если есть проблемы, должны быть и решения. А чтобы их найти, нужно правильно определить точку, в которой все мы находимся. Наш сегодняшний собеседник – Михаил Миндлин, партнер, руководитель офисной группы Cushman & Wakefield. Тема нашего разговора – перспективы офисного сегмента в ближайшие год-два.

Михаил, первый вопрос простой и очевидный: офисный рынок сжимается, а меж тем заявлены новые масштабные проекты. Что с ними будет? Ведь известно, что заморозить жилое строительство – беда, а заморозить строительство офиса – катастрофа.

Если проект только заявлен, но строить еще не начали, то ничего страшного, заморозить площадку можно. Считаю, что это оптимальное решение. Но если есть финансирование и уже начаты работы, тут вариантов нет: просто надо строить. Конечно, модель будет не такой успешной, но иного выхода нет. Так что заявленные и начатые проекты будут достраивать и пытаться реализовать. На сегодняшний день я не знаю ни одной действующей стройки, которая была бы заморожена. Вот объекты, где еще не вышли на площадку – их морозят. Возможно, немного позже будет какая-то коррекция, не исключено, что проект в процессе реализации претерпит изменения. Но пока этого нет. Надо учитывать, что основная часть кризиса еще впереди. Все это понимают, но пока трудно сказать, как именно будет развиваться кризис. Дальнейшая коррекция еще будет, но в данный момент говорить об этом что-то определенное невозможно. Есть общие тенденции, они понятны, и я скажу еще раз: начатое будут заканчивать, остальное, может быть, заморозят.

Вероятно, уже сейчас понятно, что арендодателям придется менять ценовую политику? И применительно к объектам, которые еще только будут выведены на рынок, и в отношении уже функционирующих объектов…

Когда есть проблема, рынок начинает искать решение. Сегодня мы уже встречаем примеры, когда аренда в классе А начинает номинироваться в рублях. Этого не было никогда. Даже в 2008 году такого не было. Но для многих арендаторов и арендодателей это решение. Класс Б поголовно переходит в рубли, для класса А – это растущий тренд. Эта динамика, безусловно, будет продолжаться. Точно так же, как продолжится девальвация национальной валюты. Мы предполагаем, что 2015 год будет, скажем так, интересным. Потребует быстрых и точных оперативных решений. Рынок будет расти в рублях, что для рынка существенное изменение. Еще вот о чем скажу: распространено мнение, что в будущем в рубли значительно перейдет и ритейл. Там тоже будет многое меняться. В данный момент все эти тенденции формируются, за ними надо внимательно следить, чтобы своевременно реагировать.

А возможно ли какое-то перераспределение по классности объектов? К примеру, меньше станет класса А, больше будет класса Б.

Перераспределением это сложно назвать. Есть класс А и класс Б. Но это теоретически. Все же мы знаем, что у нас классом Б много чего называют. Все решает практика. Бывает как: современное, только что построенное здание, и, по-хорошему, оно качеством никак не хуже класса А. Однако не дотягивает по некоторым параметрам. Но ведь арендатору все равно, какая категория. Его интересует надежность и цена. Если все устраивает, он будет договариваться. Если что-то не нравится, то как ни называй, не станет он подписывать договор. Конечно, в центре всегда будут строить класс А, а за Третьим кольцом – класс Б. Какой бы кризис не был. Потому что очевидно: в центре Москвы могут быть только самые классные объекты. Разумеется, можно строить класс А и за Третьим кольцом. Но тогда надо точно знать потребителя, надо быть уверенным, что ему понадобится именно этот объект, и он согласится платить больше, чем те, кто арендуют офисы где-то неподалеку и тоже вполне приемлемого уровня.

И еще один вопрос: можно ли что-то сказать о среднесрочных планах зарубежных компаний, традиционно имеющих офисы в России?

Ситуация разнообразная. Компании ведь по-разному ангажированы политическими моментами. Кто-то продолжает работу, кто-то сворачивается. Но если посмотреть в целом, то положение такое: никто не уходит. Я подчеркиваю: никто не уходит. Российский рынок по-прежнему интересен. Люди планируют дальнейшее развитие. Сейчас мы очень активно работаем с запросами. Многие наши партнеры говорят так: сейчас хорошее время купить то, что мы раньше арендовали. Кризис закончится, а у них в собственности объект, приобретенный на пике падения. 

Получается, они верят в нашу экономику?

А почему нет? Запас прочности у российской экономики довольно солидный. Конечно, некоторые из западных компаний уменьшают штат, и это понятно. Другие перевозят сотрудников в более дешевый офис – и тут ничего удивительного. Делается все возможное, чтобы бизнес-модель стала оптимальной, при этом приходится идти на какие-то жертвы, иначе быть не может. Но такого, чтобы кто-то вел себя по принципу: все пропало – такого нет.

Беседовал Руслан Дзкуя